Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»

Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Курский инженер и автогонщик: «Собранный автомобиль для меня как член семьи»
Фото: kursk-izvestia.ru

Источник фото: архив Алексея Глянько Алексей Глянько занял третье место на чемпионате России по дрэг-рейсингу на машине, которую сам усовершенствовал

 

Тачки с баллонами закиси азота, бешеная скорость и легендарный гараж Доминка Торетто. 20 лет назад, вдохновившись фильмом «Форсаж», Алексей Глянько стал собирать скоростные машины и участвовать в уличных гонках. На днях на своём спорткаре курянин занял третье место на чемпионате России. О секретах сборки авто, киноляпах в любимом фильме, проблемах с импортозамещёнными деталями, отсутствии в Курске трассы для дрэг-рейсинга и многом другом Алексей рассказал «Курским известиям».

 

Отцовская «девятка»

– Как вы увлеклись автогонками?

– В 2004 году мне было 19 лет. Выпросил у отца «девятку», на которой стоял очень маленький моторчик – 1300 кубов, и на ней поехал смотреть уличные гонки, которые проходили на Триумфальной арке. Народу собиралось очень много. Длилось это всего года два, а потом всех разогнали, потому что в нашем регионе это проводилось нелегально. В соседних областях ребят поддерживали, а у нас – нет.

 

К сведению Драг-рейсинг – это гонка по прямой трассе с участием двух автомобилей на дистанцию в 402 метра (1/4 мили). Соревнования могут проводиться практически на любом виде транспорта, но для профессиональных заездов строятся специальные автомобили, именуемые драгстерами. В классе, где выступал Алексей, машина должна проехать дистанцию за 10 секунд, ни быстрее, не медленнее. С 2003 года в России дрэг-рейсинг признали официальной автодисциплиной. Тогда же зарегистрировали федерацию.

 

Все ездили на моноприводных автомобилях. Тогда такой роскоши, как полный привод, не было. Зимой, как и в дождь, дрэг-рейсингом мы не занимались, потому что колёсам зацепиться не за что и остановиться сложно. Примерно в 2006 или 2007 году я впервые попал на официальные соревнования в Воронеже. Мы с женой просто поехали посмотреть. И всё. После этого я за год построил автомобиль. В 2007 году я уже официально выступал в автогонках. Ни у кого этому не учился, всё познавал самостоятельно и в доработке, и в управлении.

– Вы говорите «построил автомобиль». Что это значит?

– Так мы называем доработку или тюнинг автомобиля. Но в наших кругах принято говорить «построил». В дрэг-рейсинге основной упор идёт не на силу и ловкость спортсмена, а на техническую составляющую машины. Уровень очень высокий. Например, в прошлом году первое место занял человек, который проехал дистанцию за 10,019 секунды, я был вторым, проехав за 10,021, а гонщик с результатом 10,024 занял третье место. Человек с результатом 10,063 квалификацию уже не проходил. Он слишком медленный для этого класса. Кажется, что там такого? Просто проехал по прямой и всё. На самом деле это адский инженерный труд и кропотливая настройка. Ведь многие автомобили могут ехать быстрее, и попасть в это время очень трудно.

– Расскажите, как строили первую машину.

– Начинал заниматься этим в маленьком гараже у дома. Там я построил свою первую машину, которая всем понравилась. Это та самая отцовская «девятка». Я смог увеличить мощность её двигателя, и она разгонялась до 100 км/ч. примерно за 6 – 7 секунд. Точных данных нет, т. к. раньше не было возможности делать такие замеры, но 402 метра она проезжала за 15 секунд. Позже я снял с неё все свои наработки и продал в стандартном состоянии. Другие захотели себе такую же. Тогда я параллельно работал на двух работах, а по ночам собирал машину в гараже. Меня очень поддерживал отец. Он работал на заводе и сам делал мне детали, которые я просил. Я ему рассказывал о своих идеях, как это должно работать. Он улыбался и никогда не отказывал. А потом мы вместе с ним всё это собирали. Для той «девятки» мы с ним совместили двигатель ВАЗа и «Ауди». Я засунул половину внутренних деталей от иномарки в этот мотор, и это заработало. Мы собирали уникальные вещи даже по тем временам. Весь завод знал про меня. Он гордился, потому что я выигрывал гонки.

 

«Какой-то ерундой ты, сынок, занимаешься»

– А мама как на это реагировала?

– Говорила: «Какой-то ерундой ты, сынок, занимаешься. И деньги тратишь на фигню». Но жена всегда стояла за меня горой. У меня потрясающая жена. Мы с ней 24 года вместе. Она всегда и во всём меня поддерживала. Доходило даже до того, что в день зарплаты приходила и отдавала мне всю получку на новый двигатель. Она покупала мне одежду за свои, потому что я, как больной, как оборванец, занимался этим делом. Мне было вообще наплевать на всё.

Сейчас у меня высшее техническое образование инженера-конструктора и автосервис на 1000 квадратных метров, и теперь мама больше так не говорит. Только жена иногда напоминает: «Я же вам говорила, что всё получится. Я им горжусь». И мама отвечает, что гордится. Знаете, как приятно, когда сначала в тебя не верят, впрочем, и сам ты особо не веришь в себя, но есть человек, который верит за всех! И в результате только благодаря его поддержке всё это дорастает до таких масштабов.

– Сколько человек сейчас вам помогает?

– В команде 7 человек. Мы постоянно работаем над усовершенствованием машины. Как только из 200 лошадиных сил сделали 400, приступаем к увеличению до 700. Несколько ребят занимается поиском запчастей. С 2022 года это сверхпроблема. Есть механик Женя, который кропотливо подгоняет каждую деталь в двигатель для усиления мощности. Двигатели и коробки я сам собираю, но если не успеваю поставить в машину, это делает Женя. А ещё есть у нас кандидат в мастера автоспорта и по совместительству мой кум Сергей. У меня пока только первый разряд в автоспорте, КМС ещё впереди. Он выступает в качестве менеджера команды и промоутера. Он узнаёт всё, в том числе расписание, и следит за временем. Мы с ним очень давно знакомы, когда-то даже были конкурентами на гонках. Его первый гоночный автомобиль построил я, а позже мы разделились. Но с недавних пор в одной команде. Есть ещё программист-диагност Михаил Фёдоров. Он помогает подготовиться к соревнованиям, но и сам часто участвует в качестве судьи на «Формуле 1». Он с детства в гонках. Мы все просто фанаты. 

– В вашем спорте что важнее, мастерство инженера с механиком или качества пилота?

– Когда у нас была борьба за второе место, я проиграл 6 сотых секунды на старте. Но к финишу я приехал медленнее соперника всего на 2 сотых. Пилот должен изучить светофор и правильно стартануть. Сложность в том, что светофор загорается по-разному. Тут машина и пилот должны быть одним целым. А, например, когда мы проезжали дистанцию на одной и той же машине с кумом, он делал это быстрее. Бывало, даже почти на 1 секунду. Как это? Я не понимаю. Машину я создал, знаю лучше, чем он, но у него получается быстрее. Я больше инженер или механик. Я люблю собирать и настраивать. А пилотом мне быть очень сложно, хотя это очень важная составляющая. В 2007 году всё решала мощность автомобиля. Сейчас всё по-другому. Автомобиль сам не едет, им нужно управлять и правильно его настраивать.

 

Спорткар для Тольятти

– Вы строите машины только для себя или иногда делаете проекты для других гонщиков?

– Нет, не только для себя. Где-то в 2010 году тольяттинская компания пригласила кума в качестве пилота на гонки. Машину предложили не очень хорошую. Вместе с ним мы довели её до ума. Он выехал и занял 1-е место. После этого компания попросила нас построить им автомобиль. И за 2 – 3 месяца мы с ним с нуля собрали отличный экземпляр. Это была красная «восьмёрка» с каркасом безопасности и полностью пластиковым кузовом для лёгкости. Она весила 680 кг, это минимальный вес по техтребованиям, хотя стандартный вес у такого авто 900 – 1015 кг. Мы каждую деталь перед установкой взвешивали, чтобы не превысить лимит. Вообще «восьмёрки» мы часто использовали для тюнинга, потому что они доступны, на них всегда было много деталей, да и в целом из них получаются хорошие спортивные автомобили. Мы увеличивали мощность их двигателя с 90 до более 200 сил, ещё 100+ сил прибавлялось после использования закиси азота. Когда машина была готова, выяснилось, что они хотели сказать, будто эту машину собрали их сотрудники в Тольятти, а мы хотели бы, чтобы упомянули хоть словом о Курске. Нам с Серёгой показалось это несправедливым. Тогда я назвал большую сумму за работу. Они согласились, но при условии, что после заезда мы разберём и похороним этот проект. Мы с Серёгой чуть не заплакали. Представляете, вложить душу, ночами не спать, бросить своих жён и детей и фанатично этим заниматься! Тогда мы скинулись и выкупили её у заказчиков. На первой же гонке Сергей показал на ней лютейший результат, а потом выиграл множество соревнований. Он – крутой гонщик.

 

Кража с «Титаника»

– Но вы делали перерыв в гонках, почему?

– В 2012 году. За год до этого я загорелся идей поучаствовать в чемпионате России. Я впервые решился поехать на соревнования такого уровня и делал это с очень большими надеждами. Для этого нужна была крутая машина. И я её построил. Такой не было ни у кого. Это тоже была «восьмёрка». Я купил её за 10 тысяч рублей ради кузова. Она была даже без колёс. Дело в том, что машину угнали у владельца и утопили. Она пять лет пролежала в речке, а когда нашли на дне, достали и вернули хозяину. Мы с командой прозвали её «Титаник». Я создавал её год. И когда оставалось совсем немного до завершения, у меня из гаража вынесли всё, что я собирал для этой гонки. Обокрали.

– Значит, вы не поехали на чемпионат России?

– Нет, не поехал. Туда нужно ехать только за победой. На Россию, к сожалению, ехать было не с чем. Но назло тем, кто обворовал меня, я на скорую руку собрал крутую тачку и поехал с ней на чемпионат Черноземья. Занял с ней первое место. Получился даже рекорд, до которого не могли дотянуться два года. Но после этой гонки я был морально и физически истощён. К тому же появились финансовые трудности. Через неделю после гонки я разобрал машину и распродал её по деталям. Я никогда не продавал машину целиком, потому что считал её своей интеллектуальной собственностью. С того момента бросил заниматься этим делом, потому что было максимально обидно. Ведь обокрали те, кого я называл друзьями. В 2012 году была моя последняя гонка.

– И как вы жили без гонок?

– Купил себе нормальную машину, квартиру. Чуть позже удалось приобрести квартиру побольше. Конечно, не хватало гонок до безумия, но у меня дочка подрастала. В тот период я впервые с семьёй поехал в отпуск. Мне понравилось. Пока я занимался автоспортом, все деньги уходили только туда. А потом я быстро привык к хорошей жизни и мне уже не нужны были гонки. Лишь спустя какое-то время меня снова потянуло, я стал ездить на кольцевые гонки как механик. Подпитывался этой автомобильной энергией и мне этого хватало. Строил машины другим людям. Самое интересное, что в этот период мы с моей командой нашли практически всё, что у меня украли в 2012 году. Выкупали по всей России. Тогда нам люди и говорили, у кого и когда это приобретали, становилось отвратительно на душе. Мы хотели поставить всё это обратно, но тут я подумал: «Всё, хватит нам «Жигулей». Пора браться за иномарки». И потихоньку начал пробовать. В 2017 году сделал проект для друга из «Ауди» Q3 и понял, что могу это делать.

 

Бабушкина «Ауди»

– И всё же вы вернулись?

– Больше я не собирался выезжать на соревнования. Но в 2020 году у меня возник спор, а я человек азартный и ради выигрыша начал новый проект. Для него я 2,5 года искал машину. И всё-таки нашёл. Это была машина «Ауди» ТТ 2014 года. Я увидел  фото, этот потрясающий цвет и влюбился. Она не чёрная, не серая, а графитовая. Даже по снимку было видно, что машина в идеале. Конечно, для этого спорта она старовата, но меня это не остановило. Увидел объявление на «Авито» и показал фото жене. Она согласилась, что машина классная, но сказала, что это дорого. Как раз в это время мы ждали пополнение в семье и копили деньги. Я решил не думать о машине, но она не выходила у меня из головы. Я периодически находил это объявление и просто смотрел на него. И вдруг однажды смотрю, объявление пропало. У меня в этот момент аж сердце ёкнуло. Думаю: «Ну как так-то?». Я пришёл домой и рассказал жене, что мы не успели. Она стала меня успокаивать, а мне так хотелось эту машину, просто кошмар! И на следующее утро я снова начал листать объявления, хотел найти хоть что-то похожее. И вдруг увидел, что её по ошибке перевели из раздела «полноприводные машины» в «переднеприводные». И я снова показываю жене, а она мне говорит: «Ну так чего ты тянешь? Давай бери деньги и поехали». И мы с кумом быстро собрались и поехали. К счастью, это было близко, в Воронеже. Владелицей оказалась бабушка. Ей эту машину подарил муж. Бабуля на ней толком не ездила. Пробег за 6 лет всего 22 тысячи км. Это некое подобие спорткара. У неё необычная форма. В 7 вечера мы вернулись на ней домой. Ощущения были, конечно, потрясающие. До покупки я лишь однажды сидел в такой машине.

– Она не разочаровала вас?

– Скажу так, я купил самую дорогую в России «Ауди» и при этом она максимально неудобна для высоких людей. У меня жена ростом 173 см, я – 183, и нам там не очень комфортно, если честно. Кроме того, под капотом стоял модернизированный двигатель, который даже в Европе никогда не использовался для тюнинга. То есть на него деталей вообще не найти. А потом, когда я позвонил в Москву настройщику-калибровщику, он сразу предупредил, что будет много проблем из-за того, что на ней стоят совершенно отвратительные «мозги» (электронный блок управления двигателем). И нет опыта по установке. Он сказал, что самое мощное, что может сделать, увеличить с 200 до 400 лошадиных сил. Мы потратили год на настройку машины и делали это наугад, на грани взрыва двигателя. И потом ещё год мы доводили всё до идеала. И всё-таки увеличили до 700 лошадиных сил. Чтобы заставить её работать, как мы хотим, мы поставили в неё ещё два инородных блока управления двигателем. Наш автомобиль был уникальным на этих гонках. У него самый маленький мотор, который имеет гигантскую мощность. Заводская мощность у него была 200 лошадиных сил, мы увеличили её больше чем в 2,5 раза. Когда люди подходят и смотрят под капот, не верят.

 

«Избалованная алкоголичка»

– Собранный вами автомобиль – что он для вас?

– Он как член семьи. Хоть это и груда железа, но мне кажется, что у каждого автомобиля есть душа. Иногда даже с ним поговоришь, и он делает то, что ты хочешь. Если ругаешься на него, то всё. Обижается. Моя жена своей машине даже дала имя. И это приносит свои плоды. Я ни разу в жизни ни свою, ни машину жены не ремонтировал, только если масло менял. «Ауди» ТТ четвёртый год у меня, но у неё не было каких-то глобальных поломок, хотя она очень избалованная алкоголичка.

– Почему алкоголичка?

– Она работает на дополнительном топливе для того, чтобы остудить мотор. А именно на чистом спирте, который можно пить. То есть к её двигателю подсоединён впрыск спирта. Это тоже наше изобретение. Многие используют так называемую смесь метанола с водой, а мы сделали немного иначе и залили спирт. С ним результат нам понравился больше. Бензин тоже любит, но только свой, спортивный, с октановым числом 109. Его делают нам на заказ. Стоит примерно 200 рублей литр. Но это только для гонок. Его наши делают, хотя раньше мы ездили на американском. Сейчас такой бензин стоит 1000 рублей за литр. Я себе такого позволить не могу. Посчитайте сами: за период подготовки этого автомобиля мы потратили 80 литров, а за гонку она «съела» примерно 25. Получается 105 тысяч рублей только на бензин. Для повседневного использования машины достаточно АИ-100 с заправки.

Раньше я ездил на ней по городу и до самих соревнований в другие регионы. В этом году вожу на прицепе. Впереди ещё несколько гонок, нужно беречь ресурс автомобиля. Например, в прошлом году она своим ходом добиралась до соревнований в Москве. Если обычная машина сжирает по 10 литров на 100 км, то моя машина с 700 лошадей тратила всего 6,5 литра. То есть и экономична, и быстра. У неё четыре комплекта шин. И причём дорогих. Два – для повседневного использования (лето/зима) и два – для соревнований. Для разного покрытия используется разный состав резины. Один из её комплектов – американские шины за 400 тысяч, которые я замучился искать. Жена говорит: «У меня таких подарков, как у неё, нет».

– Насколько опасен этот вид спорта?

– Вообще, как и любой автоспорт. Но сейчас автоспорт стал настолько безопасным, что даже когда машины бились о бетонные ограждения на скорости 300 км/ч., пилоты просто выходили и шли на старт даже без повреждений. До старта проводится жёсткий техконтроль. В нашем спорте тяжёлые травмы и тем более летальный исход крайне редки. За последние 7 лет не было такого, что после аварии человека вынесли. Сам автомобиль безопасный, там обязательно должна быть специальная система пожаротушения. А ещё мы ездим в специальной негорючей форме, где даже носки в специальной пропитке. В ней ужасно жарко, но даже если машина загорится, что тоже не исключено, она сохранит тело от ожогов. 150 – 180 тысяч рублей стоит подобная форма для безопасности

 

Цифра в тему 2,74 секунды требуется «Ауди» ТТ Алексея, чтобы разогнаться до 100 км/ч.

 

– А санкции сейчас мешают автоспорту?

– Очень. Как я и говорил, это техничный вид спорта. Тут всё решают механизмы. Раньше, когда я просил знакомых привезти какие-то детали, они спрашивали, зачем, а теперь просто говорят: «Ты просто маньяк, не объясняй». Я решил, что мне нужны распределительные валы, которых не существует в мире. И заказал их в США. У них таких разработок не оказалось, и они заказали в Бельгии. В Курск их доставляли через Киргизию. Я ждал их 7 месяцев. Они обошлись в целое состояние, но теперь они у меня есть. Это мы планируем на 2025 год, чтобы увеличить мощность до 900 лошадиных сил. Сейчас ещё жду из США клапана. Ещё мне нужна коробка передач. Её невозможно найти. В России их просто нет. Некоторые заводы отказываются общаться, когда узнают, что мы из России. Разумеется, и цены выросли почти в 3 раза. Если раньше можно было поставить начинку на 1 млн., теперь это все 3 – 4 млн. рублей. Мы как-то пробовали построить машину на русских деталях. Я разработал чертёж детали и отправил российскому производителю. Мне назвали сумму в районе 200 тысяч рублей, я открыл американский сайт, и там предлагают сделать лучше и без чертежей, им просто нужно назвать размеры. А стоит это 68 тысяч рублей с доставкой через несколько границ. Мы как-то собрали два двигателя  из полностью импортозамещённых деталей. Один прошёл 30 км, другой – 90 км и после этого развалились. Производители сказали, что это мы не умеем собирать. Сергей провёл экспертизу по каждой детали и доказал, что это некачественный товар. Но даже после этого производитель отказывался брать ответственность за это. А всё, что мы ставили американского, работает по сей день. Мне самому это неприятно и стыдно.

– А сколько машин вы построили?

– Давно перестал вести счёт, поэтому сложно сказать. Но это точно больше сотни.

– Как вы думаете, что ждёт автоспорт в будущем?

– В Курской области не занимаются его развитием. К сожалению, когда я каждый год прихожу в федерацию автоспорта получать лицензию, они невероятно рады, что в Курске ещё есть пилоты, которые не бросают. У нас таких вообще единицы, никто не хочет в этом участвовать, потому что это дорого, потому что это сложно, да и нет никакой поддержки. Автоспорт – это не для богатых, а для очень богатых людей. Официальной трассы в Курске нет. Нам обещали в аэропорту, но так и не выделили. А вот в Рязани, Нижнем Новгороде, Смоленске и Воронеже для дрэг-рейсинга есть трассы.

– Когда-то ваша страсть к гонкам началась с фильма «Форсаж». Как вы смотрите на него сейчас?

– Недавно пересматривал, было довольно забавно рассматривать ляпы. На вскидку не вспомню их все, но вот в конце была сцена, где от светофора до ж.-д. переезда, по словам Торетто, было ровно четверть мили. Но герои мчатся эти 402 метра целых полторы минуты. Когда увидел фильм впервые, не представлял, как это долго.

Алена Мартынова

Новости соседних регионов по теме:

Автомобиль конфисковали в собственность государства В марте 2024 года на улице Ушакова в Балтийске автоинспекторы остановили автомобиль.
20:51 13.06.2024 Комсомольская правда - Калининград
В Алтайском крае открыли юбилейный, 20-й сезон дрэг-рейсинга. Аэродром Панфилово в Калманском районе собрал более 80 участников из разных регионов России Несмотря на хороший прогрев,
20:16 11.06.2024 Сетевое издание Толк - Барнаул
 
По теме
Много лет назад корреспондент «Вестей» окрестил Успенку «столицей зимних видов спорта».
В Курчатове появятся многофункциональный стадион и обновленный мини-футбольный корт В Курчатове состоялась встреча врио министра физической культуры и спорта Курской области Алексей Петухов и главы города Игоря Корпун
11.05.2024 МАТЧ ОКОНЧЕН Уступаем в Брянске с двумя пропущенными мячами и удалениями… Мы благодарим наших болельщиков за поддержку!
В Курском планетарии установят самое современное оборудовани - Администрация области Благодаря реализации национального проекта «Культура», инициированного Президентом России Владимиром Путиным, в Курском областном планетарии продолжаются ремонтные работы и замена всех коммуникаций,
Администрация области